Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

сам не знаю

【こずえ】W(ダブルユー)恋のバカンス踊ってみた【miho**】


Это видео встречает читателей в моем журнале. Личные записи размещаются в основном под меткой "ИЗ ЛИЧНЫХ АРХИВОВ". Но в остальном тоже много интересной информации "Учебное" - это метка для писателей полезна будет. Добро пожаловать: "ЖИЗНЬ страшно ИНТЕРЕСНАЯ"!

Первоклашки продавали скелеты

Продолжение про собаку, - скелеты.
Каждую зиму, когда выпадает большим слоем снег и дети катаются с горок, я заболеваю. Такой я «болезненный тип».
Опять выпал снег, а я по-прежнему болею. Врачи говорят – ангина. Но я-то знаю в чём дело. Я с самого начала всех болезней это знал, но мне не верят. Ну, что поделать, придётся мне болеть всю жизнь. Из школы, из медпункта, где мне смерили температуру – меня отправили домой.
Мама, как только меня увидела, даже за голову схватилась в ужасе:
- Опоздал, да?! Тебя не пустили, да?! Так тебе и надо! Теперь я из-за тебя на работу опоздаю! Да что с тобой? –
- Я заболел. –
- А ну-ка дай лоб! – Она потрогала мой лоб. - Да, - говорит, тридцать восемь, не меньше! Что же ты раньше-то молчал! –
- Я только в школе заболел, а пока шел – не болел. – Я заболел потому, что у меня нет собаки. –
--------------------
Мама протянула мне толстую книгу с полки, чтобы я читал: это был том Льва Толстого: «Детство, отрочество, юность». Я уже читал, начал читать про детство его и мне было интересно, - жил он совсем по-другому. Но скоро чтение наскучило, и я пошёл к окну смотреть во двор.
Во дворе гулял сосед – Вовка. Он был меня старше, и он был первый, с кем мы познакомились тогда, может он станет моим другом, - именно ему я рассказал, что мечтаю о собаке и что собака стоит больших денег – 30 рублей. Я открыл окно и позвал его зайти.
Скоро мы с Вовкой уже обсуждали, как можно купить собаку. Вовка знал больше меня, он был пятиклассник и учился во вторую смену, после обеда. В школе Вовка был самым умным, как он говорил, - его даже учителя боялись, - по его же словам, - потому что он вопросы задавал.
- И так, - прошёлся Вовка по комнате. – А что, если, - и он остановился возле моей кровати, в которой велела лежать мне Мама. – А что, если нам продать свои скелеты? – сказал Вовка, пристально глядя на меня.
- Можно и продать, только почём? – выдержал я Вовкин взгляд спокойно.
- Ну, не меньше, чем тридцать рублей, а может даже и больше! –
- А где их покупают эти скелеты? –
- В медицинском институте, сказал Вовка. – Там студенты. Знаешь, как им нужны скелеты? Три десятиклассника уже сдали, - придумал на ходу Вовка.
- А как это делается? –
- Очень просто, - сказал Вовка. – Подписываешь завещание, что в случае твоей смерти скелет будет принадлежать институту. Не родственникам, а государству. – И для науки полезно. Может быть твой скелет поставят потом в нашей школе на уроке по биологии. Это же лучше, чем в земле он будет лежать для археологов. –
- Конечно, лучше, - согласился я. – почему люди не продают свои скелеты? –
— Это из-за предрассудков, - сказал Вовка, ты ходить-то можешь? –
И вскоре мы ехали на автобусе на другой конец города, истратив деньги «на обед в школе», которые Мама ещё не забрала.
В институте всё было белым, и стены и шторы на окнах. И все люди ходили в белых халатах. Мы пошли по белому коридору, который несколько раз поворачивал и привёл нас на то же самое место – к доске объявлений.
- Надо у кого-нибудь спросить, - И пошёл Вовка прямо на бежавшего мимо дядьку. Я за ним, как «хвост». Дядька остановился.
- Чего вам? – спросил он.
- Где здесь сдают скелеты? – спросил Вовка.
Дядька открыл рот. Он, наверное, что-то хотел сказать, но забыл что, и поэтому так и остался с открытым ртом стоять некоторое время.
- И где эти ваши скелеты? – наконец спросил он.
- Скелеты это мы, - сказал Вовка.
- Вы? – сказал дядька. – Не слишком ли вы молодые и здоровые для скелетов. –
- Ну, что Вы, - сказал Вовка, - это только кажется, а здоровья у нас никакого.
– У меня ангины постоянные, и температура 38. – поддакнул я.
Дядька внимательно посмотрел на меня.
- Да, вид неважный, - сказал он. Пожалуй подойдешь. –
- А я, а я? – забеспокоился Вовка. – У меня тоже было воспаление легких. –
- Тебя ещё надо проверять, сказал дядька.
И он привёл нас в небольшую белую комнату. Почти вся комната была заставлена скелетами. Были они жёлтые и костлявые, выглядели неважно, будто старые. На столе вдоль стены лежали недорезанные лягушки, стояли колбы с чем-то внутри.
Дядька посадил нас за стол, сам сел напротив.
- Так вы хотите сдать институту свои скелеты? – спросил он.
- Завещать науке, - поправил умный Вовка.
- Нет, - сказал я, - мне нужна собака.
- Вот ещё и собака… - сказал дядька. – Ты хочешь поменять свой скелет на собаку? –
- Нет, - стал я объяснять, - я хочу продать свой скелет и купить щенка.
- Ага, - обрадованно сказал дядька, догадавшись до всей нашей затеи. – Теперь всё ясно. Что может быть проще: продать свой скелет и купить щенка. Замечательная идея. Науке щенки тоже бывают нужны, знаете ли. –
- Скелеты, - поправил Вовка.
- Правильно, скелеты, - поправился дядька. – Замечательное пошло поколение, само предлагает свои скелеты. Только что скажут ваши дети? Может быть, они не согласятся отдать нам ваши скелеты? –
- Так, так, - сказал дядька. – Ну что ж, с чего же начнём? –
- Надо написать завещания, - сказал умный Вовка, подсказывая.
- Завещания? Ну, конечно же, начать надо с завещания – он дал нам ручки и бумагу.
««Завещание»», —написал Вовка, и немного задумался.
«Я, Владимир Поляков, проживающий…, после своей смерти завещаю свой скелет науке».
Вовка подписался. Я заглянул в его листок и всё переписал также.
- Ну теперь всё в порядке, - сказал дядька, разглядывая наши завещания. – Давайте разрешения – и можете идти сдавать.
- Какие разрешения? – удивились мы.
- Как какие? Разрешения от родителей. –
- Мы ведь умрём позже них, - я первый возразил.
- Кто знает, - сказал нам дядька. – Сами говорите: здоровья никакого. Нет, без разрешения дело не пойдёт. Получите разрешения – приходите. –
Когда мы вышли, Вовка сразу очень помрачнел.
- Сорвалось всё, - говорил он. – Такое дело сорвалось… -
- Чтобы из-за какого-то разрешения? – удивился я.
Но Вовка был мрачен.
- Продолжай дело один, - сказал он, - а мне такого разрешения не достать. Ты не знаешь моего папы, - он такой строгий… -
- А ты познакомь меня с ним, - сказал я.
Вовка странно как-то посмотрел на меня и сказал – Пошли. –
Мы пришли к Вовке домой. Он провёл меня по абсолютно тёмному коридору, сказал «жди тут» и постучал, наверное, в дверь в конце коридора. За дверью что-то прогрохотало, Вовка открыл дверь, и я увидел огромную спину, которая склонена была над столом.
- Кому чего надо? – прорычал голос Вовкиного папы.
- Это я, - сказал Вовка.
- А, это вы, грохнул голос из-за спины. – Вы взяли мою готовальню снова? –
- Я хочу сдать свой скелет науке в институт, - сказал Вовка.
Спина крякнула и голос прозвучал со смешком:
- Скелет ваш – делайте что хотите, - сказала спина.
- Но мне нужно ваше разрешение. –
Спина молчала.
- Мне нужно разрешение, – снова спросил Вовка.
- Отдайте мою готовальню – крикнул грубый голос из-за спины, - и не приставайте с пустяками-шуточками. –
Вовка попятился и закрыл дверь.
- С моим батей лучше не связываться, - вздохнул он.

У меня дело обстояло не лучше. Как только моя Мама услышала насчёт скелета, она сразу же бросилась к телефону вызывать с работы папу. Я кинулся её остановить. Я ей объяснял, что теперь все сдают свои скелеты, что это сейчас – как сдать кровь донору, что для науки это нужно. Но она ничего не слушала и еле уговорилась папу не тревожить. При этом она чуть не плакала и принимала всякие капли из аптечки на кухне.
PS.
Мы с Вовкой всё-таки решились, и через два дня опять сидели в кабинете этого дядьки и объясняли ему, как нам нужен щенок. Объясняли мы долго и наконец, как нам казалось, объяснили.
- Хорошо, - сказал он. – Можно и без разрешения. Но тогда слушайте и хорошенько обдумайте, что я вам скажу. –
И он сказал нам, что наши скелеты действительно могут понадобиться, и мы должны как следует подумать, сможем ли мы пожертвовать их в любое время.
- Конечно, - сказали мы, - в любое время.
Дядька внимательно на нас посмотрел.
- А не кажется ли вам, - сказал он, - что вы бессмертные? –
- Нет, не кажется, - успокоили мы его.
Дядька взял в руки наши завещания, повертел их в руках.
- А я могу вам дать, для вашего живого уголка хороших наших животных: белых мышек, или крысок! Пойдёмте и посмотрите.
И мы оделись и вышли на улицу, чтобы пройти в соседний корпус, где была лаборатория. Там, в большом помещении стояли клетки, а в клетках красивые, белые-белые мышки, такие же ослепительно белые крысы с красными мордочками и красными же безволосыми хвостиками.
Конечно же мы взяли пару мышей: папу и маму. Домой мы их не понесли, а принесли в школу, в кабинет биологии. Так появился в школе живой уголок в углу кабинета-класса биологии, по нашей инициативе. Потом прибавилась клетка с хомяком, кто-то принес пару морских свинок… Нас похвалили учителя.

Мои твиты

Collapse )

Птицы

Люди и птицы.
С детства нам нравятся птицы – от певчей крохотного жаворонка и соловья до самой сто ни на есть непритязательной и вертлявой синицы, от роскошного белокипенного лебедя, труднодоступного для наблюдения даже в озерных местах природных регионов, до орлов и ястребов, летающих в вышине перед глазами.
Любовь к птицам у нас отнюдь не бессознательная слабость, а скорее эстетический принцип: нравятся людям и свобода птичьего полёта, и вольный выбор поселения, близость к растительному миру, единение с ним. При этом мы ревниво отличаем в птичьем царстве полезных от бесполезных, беззащитных от умеющих постоять за себя, миролюбивых от опасных хищников.
Что же касается вредных всеядных хищников – таких. Например, бесцеремонных, как ворона и сорока, уничтожающих птенцов в чужих гнездах, - этих мы нещадно прогоняем при каждом удобном и неудобном случае, мало людей, любящих ворон, собирающихся на помойках.
Особую нелюбовь у меня лично вызывает и ястреб тетеревятник, который по своим кровожадным замашкам напоминает обыкновенного фашиста: он когтист и пожирает дятла, клеста, щегла, скворца, белку и прочую лесную невинную живность. А еще он таскал, крал пасущихся на травке маленьких гусяток деревенских. Так что меня ставили пасти гусей в самом раннем моём детстве в деревне у бабушки.
Я горячо благодарен природе за то, что она сделала меня с возрастом значительно более зорким, чем в детстве и юности. Границы небес расширились, горизонт видения раздвинулся, хищника я могу определить далеко-далеко – по первому взмаху крыла, по памяти дества.

Зачем же, однако, так пространно говорить о птицах, когда надо отвечать на вопрос о том, - каким я представляю мир, например, лет через двадцать, в будущем? Что это – разговор о птицах – случайность? Нет, я просто пользуюсь правом писателя и иду в рассуждении путем аналогии.
По моим понятиям – люди, также как и птицы, резко делятся на Полезных и Вредных.
Среди нас, людей, есть трудолюбивые дятлы, оберегающие сосняки и березняки, неутомимые синицы, уничтожающие мириады вредителей, есть голуби-связисты, есть певцы соловьи – и так далее…
Но среди нас, людей, есть, к сожалению, и свои всеядные вороны, и сороки, свои наглые ястребы тетеревятники, свои крикливые демагоги сойки и безответственные, эгоистичные кукушки.
Сегодня между полезными и вредными пролегла широкая полоса демократии. Межа законности. На которой ещё вынуждено произрастает жезл полиции, мандат следователя. Высокие кресла прокурора и судьи и даже холодный ключ от камеры заключения.
И такое же, наверное, наше будущее.
Какие бы хорошие идеи не посещали наше правительство, по экономическому преобразованию, какие бы хорошие программы не намечала правящая партия, для улучшения жизни в стране – не произойдет великолепное самоочищение от скверны, не совершится бескомпромиссное отбраковывание нарушителей кодекса благополучной и счастливой жизни.
Ну, а искусство, литература, какими они будут в нашем «светлом» будущем?
Воображение рисует, конечно, картину полного, бурного. Как половодье, расцвета многочисленных талантов из народа. Вот, установился бы, мечтается, своеобразный закон – конкурс непрерывного творческого соревнования, пробы на качество – как в среде профессионалов, так и в кругу мастеров самодеятельности. И происходило бы это соревнование на виду у всего народа, и первенство присуждалось бы на мирУ, а не за закрытыми дверями весовщиков-вкусовщиков!
Но вот вопрос: будет ли почва для создания художественных произведений на основе жизненных конфликтов, бытовых противоречий, любовных и прочих неурядиц? Останутся ли причины для изображения остаточных явлений, эгоизма, собственности, лени и так далее? Иссякнет ли драматизм в поэзии и литературе?
Я думаю, что при всей своей завидной приглядности и высоте мечты, при всём своём справедливом устройстве – жизнь всегда будет давать темы для сложных психологических коллизий. При любом устройстве общества пригодятся мастера глубокой лирики и очистительного смеха.
Конец.

Мои твиты

  • Вт, 12:43: Я видел счастливого человека. из книги Цитатник (Сергий Чернец) / Проза.ру https://t.co/cvC27iKULa
  • Вт, 12:55: Женский образ времен НЭПа. 1920-е гг. Неизвестный автор / МАММ / МДФ https://t.co/CnmpQFawqC
  • Вт, 12:55: RT @literabook: Люди уже перестали что-либо понимать. У них теперь нет на это времени. Они идут в магазины и покупают всё готовое. Но нигде…
  • Вт, 12:57: RT @literabook: Так пожертвовал я годы Твоей улыбке и глазам. Михаил Лермонтов
  • Вт, 12:57: RT @PisateliFilosof: «Женское непосредственное чутье может быть иногда ценнее всяких логических доводов.» Артур Конан Дойль (1859—1930), пи…
  • Вт, 12:58: RT @literabook: Но отчего был я счастлив? Я ничего не желал, я ни о чем не думал... Я был счастлив. "Ася" Тургенев
  • Вт, 12:58: RT @Xudozhnikipoeti: Добро пожаловать! https://t.co/YcoZ2PFntO
  • Вт, 13:00: RT @duceram_kiss: Доброго утра всем! Удачного дня! И на случай самоизоляции несколько упражнений для поддержания формы. https://t.co/Ir4a5
  • Вт, 15:23: RT @literabook: Набивайте людям головы цифрами, начиняйте их безобидными фактами, пока их не затошнит, - ничего, зато им будет казаться, чт…
  • Вт, 15:25: RT @Olga_Zah: Господи, прошу тебя!!! Дай людям немного мозгов!!! Макароны, спички и туалетная бумага у них УЖЕ ЕСТЬ... https://t.co/U4hTi
Collapse )

Почему Шилов – плохой художник, а Брюллов – хороший? Они ведь похожи!

Оригинал взят у radulova в Почему Шилов – плохой художник, а Брюллов – хороший? Они ведь похожи!
Оригинал взят у shakko.ru в Почему Шилов – плохой художник, а Брюллов – хороший? Они ведь похожи!
Уважаемый читатель спрашивает:
Объясните, почему Шилов – плохой художник, а Брюллов – хороший? На первый взгляд так местами даже похожи.


Хорошо, сейчас расскажу, почему Шилов, а также многие другие нынешние художники, например, арбатские портретисты, а также писцы «портретов по фотографиям» – это плохие портретисты с точки зрения профессионализма.

0_99cdb_a734fc15_XXXL.jpg

Collapse )

СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ ГЕРОЯ... ЧАСТЬ ВТОРАЯ!

Оригинал взят у daria_mare в СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ ГЕРОЯ... ЧАСТЬ ВТОРАЯ!
"По спине сразу ее узнать было трудновато,
если она и выделялась чем-то от других женщин, то не со спины, а с передних грудей".
Из рукописи начинающего романиста

После того, как вы выложили здесь рабочее описание героя, самое время разобрать его по косточкам.

Вот как выглядит семиступенчатая система описания героя по Найджелу Воттсу:


Семь техник создания героя

1. Описание внешности.
2. Мнение рассказчика.
3. Действие.
4. Ассоциации.
5. Представление мыслей героя.
6. Речь.
7. Мысли и мнение других героев

В комнату, опираясь на бамбуковые костыли, вошла восьмилетняя девочка. Выражение ее лица говорило, что девочка пытается скрыть какое-то разочарование. Сопутствовавший ей пожилой спаниэль поднял на нее слезящиеся глаза, и девочка присела, чтобы прижать его к груди. Маленький серебряный крестик, который она носила на шее, закачался между ними на цепочке. Мой день рождения игрушка, – подумала она с горечью. – Хочу домой...
– Я тоскую по мамочке и папочке – прошептала она.
Из коридора донеслись какие-то голоса:
– Сомневаюсь, чтобы вьетнамские дети праздновали дни рождения, – отозвался кто-то. – Они ведь все буддисты, правда?


Из чего состоит это описание, рассмотрим элементы:

Collapse )

Метод снежинки. Автор: Рэнди Ингермансон

Оригинал взят у birnaeinardotir в Метод снежинки. Автор: Рэнди Ингермансон
Хотите написать роман и все не можете собраться с силами? Такое случается довольно часто. Писать книги легко; трудно писать хорошие книги. Если бы это было не так, мы бы все создавали бестселлеры.

На свете существуют тысячи способов написания романа. Какой из них самый лучший? Тот, что подходит лично для вас. В этой статье я хочу поделиться методом, который подходит для меня. Хорошая художественная литература не является чем-то случайным это результат тщательно спланированного действия, дизайна романа. Вы можете заниматься дизайнерской работой как до, так и после написания книги.

Я пробовал делать и то, и другое и, в конце концов, убедился, что до и быстрее, и качественнее. Как делать дизайн художественного произведения? По своей основной работе я занимаюсь архитектурой сложных программных проектов.

И я пишу книги по той же схеме, что и программы используя метод снежинки. Что это такое? Прежде, чем мы пойдем дальше, посмотрите на снежинку. Схема снежинки один из важнейших математических объектов, изучением которого занимались многие ученые. Здесь мы видим пошаговую стратегию создания снежинки. Поначалу она не очень похожа на саму себя, но постепенно все становится на свои места. На тех же самых принципах можно писать романы начните с малого, а потом надстраивайте все новые и новые детали, пока у вас не получится полноценная история. Часть дизайнерской работы в литературе - это креатив, а часть - это управление собственным креативом: превращение разрозненного материала в хорошо структурированный роман.

Как раз этому я и хочу научить вас. Большинство писателей затрачивает массу времени на обдумывание романа. Возможно, вы проводите какие-то исследования. Вы просчитываете, как будет развиваться история. Вы устраиваете мозговой штурм. Вы слышите голоса различных персонажей. Это наиважнейшая часть создания книги, которую я называю накидывать информацию. Я предполагаю, что вы знаете, как это делается: у вас в голове уже сложилась идея книги и сейчас вы готовы сесть и начать писать.

Но прежде, чем приступить к делу, вам следует заняться организационными моментами. Вам нужно записать все идеи на бумаге в той форме, которую вы потом сможете использовать. Зачем? Потому что наша память ненадежна, и потому что в вашей истории (как и в любой другой, находящейся на той же стадии) имеется множество дыр, которые необходимо залатать до того, как вы начнете работать. Вам нужно создать план романа, причем так, чтобы это не отбило у вас желание писать. Ниже приведена пошаговая схема, по которой я создаю дизайнерские документы своих книг, и которая, надеюсь, поможет вам.

ШАГ ПЕРВЫЙ.

Потратьте час и напишите аннотацию на ваш роман длинною в одно предложение. Что-то вроде этого: Злобный физик совершает путешествие в прошлое, чтобы убить апостола Павла (аннотация на мой первый роман Грех ). Это ваш роман крупным планом, аналог большого треугольника в схеме снежинки. Когда вы будете предлагать вашу книгу издателям, предложение-аннотация должно будет появиться в самом начале произведения. Его еще называют хуком (зацепкой), позволяющей продать роман издателю, дистрибьютерам, магазинам и читателям. Так что постарайтесь, чтобы он звучал как можно лучше. Несколько советов, как это сделать: Чем короче, тем лучше. Предложение не должно превышать 15 слов. Никаких имен! Лучше сказать Инвалид-акробат, чем Джейн До . Свяжите общую концепцию произведения с персонажами. Кто из героев больше всех пострадал по ходу развития сюжета? А теперь укажите, что он желает получить в виде награды. Читайте краткие аннотации книг в списке бестселлеров New York Times, чтобы понять, как это делается. Умение описать книгу в одном предложении это искусство, и им стоит овладеть.

ШАГ ВТОРОЙ

Потратьте еще один час и расширьте предложение до абзаца, описывающего завязку, конфликт и развязку романа. В результате у вас получится аналог второй ступени в схеме снежинки. Лично мне нравятся истории, написанные по схеме три конфликта плюс конец. Развитие каждого из конфликтов занимает четверть книги, а на конец уходит еще одна четверть. Вы тоже можете использовать этот абзац в своей заявке на публикацию. В идеале он должен состоять из пяти предложений. Одно предложение на завязку, по одному на каждый из конфликтов, и еще одно на конец.

ШАГ ТРЕТИЙ

Все вышесказанное даст вам общий вид истории. Теперь нужно прописать нечто аналогичное для каждого из героев. Герои - самая важная часть любого романа, поэтому время, которое вы вложите в их создание, вдесятеро окупится, когда вы начнете работу над книгой. На каждого из основных героев потратьте час и напишите небольшое, на одну страничку, сочинение:

- Имя героя.

- Предложение, которое описывает историю его жизни.

- Мотивации героя (чего он хочет добиться в идеале?)

- Цель героя (чего он хочет добиться конкретно?)

- Конфликт (что мешает ему добиться цели?)

- Прозрение (что он узнает, как он меняется в результате случившихся событий?)

- Абзац, который описывает события, в которых герой принимает участие.

Важное замечание: возможно, после этого вам потребуется вернуться и переписать аннотации. Это хороший знак ваши герои учат вас чему-то полезному для вашей истории. На каждой стадии написания романа вы можете возвращаться назад и перекраивать сделанное ранее. Это очень полезная штука: исправление всех недочетов лучше сделать сейчас, нежели тогда, когда вы уже написали 400-страничную рукопись.

ШАГ ЧЕТВЕРТЫЙ

На этой стадии у вас в голове должна сложиться полная картина вашего романа и на это у вас уйдет только день-два. Теперь нужно расписать историю. Потратьте несколько часов и сделайте из каждого предложения аннотации самостоятельный абзац. Все из них, кроме последнего, должны заканчиваться конфликтом (последний финалом произведения). В результате вы получите синопсис романа, который потом тоже можно использовать для отсылки в издательство.

ШАГ ПЯТЫЙ

Потратьте день-два на одностраничное описание каждого главного героя. По полстранички уйдет на второстепенных персонажей. Эти синопсисы персонажей должны рассказать вашу историю с точки зрения каждого из них. Если потребуется, возвращайтесь к прежним наработкам и делайте нужные исправления. Этот этап доставляет мне наибольшее удовольствие, и позже я вставляю синопсисы персонажей в основной синопсис. Редакторам это нравится, так как им всегда импонирует художественная литература, основанная на людских характерах.

ШАГ ШЕСТОЙ

Теперь у вас есть цельная история и несколько основанных на ней рассказов, по одному на каждого героя. Потратьте неделю и расширьте одностраничный синопсис до четырехстраничного. По сути, вам нужно растянуть каждый абзац из Шага Четвертого на целую страницу. По ходу дела вы выявляете внутреннюю логику произведения и делаете стратегические решения.

ШАГ СЕДЬМОЙ

Превратите описание героев в развернутый рассказ о каждом из них с указанием всех существенных деталей: дата рождения, внешность, история жизни, мотивация, цели и т.п. И самое важное, каким образом герой преобразится к концу романа? В результате ваши персонажи превратятся в реальных людей, и подчас будут предъявлять свои претензии к развитию сюжета.

ШАГ ВОСЬМОЙ

Прежде чем приступить к работе над рукописью, вы можете сделать пару вещей, которые помогут вам в процессе. Первое нужно взять четырехстраничный синопсис и составить перечень всех сцен, которые нужно будет прописать. Удобнее всего сделать это в Exсel. По какой-то причине многие писатели не хотят связываться с незнакомыми программами. Разберитесь с этим. Вы ведь уже освоили, как печатать в Word. Excel еще проще. Вам нужно создать перечень сцена, а эта программа как раз предназначена для того, чтобы делать перечни. Если вам не хватает знаний, купите книжку и научитесь. На это уйдет меньше дня и того стоит. На каждую сцену должна уйти одна строчка в таблице. В первой колонке перечислите героев, от имени которых ведется повествование, или глазами которых вы смотрите на происходящее в романе. В другой, более широкой колонке пропишите, что происходит в данной сцене. При желании в третьей колонке можно указать, на сколько страниц вы планируете растянуть данную сцену, а в четвертой нумерацию глав. Табличка в Excel - идеальный инструмент для этого, так как вам видна вся история целиком и вы можете легко передвигать сцены с места на место. У меня обычно получается около 100 с лишним строчек и на их составление уходит около недели.

ШАГ ДЕВЯТЫЙ

Шаг девятый применяется по желанию. Перейдите снова в Word и распишите каждую сцену, указанную в таблице на несколько абзацев. Набрасайте примерные диалогии и скетчи решаемых проблем. Если в сцене нет проблемы, то ее нужно создать или же вырезать всю сцену. У меня обычно выходило по одной-две страницы на главу и каждую из глав я начинал на новой странице. Затем я распечатывал текст и складывал его в папку со скоросшивателем так, чтобы можно было менять главы местами или же полностью переписывать их без того, чтобы спутать остальные. Этот процесс обычно занимал у меня неделю. В конечном итоге получался 50-страничный документ, который я потом исправлял красной ручкой по мере написания черновика. Все идеи, которые приходили мне с утра в голову, я записывал на полях этого документа. Это, кстати говоря, относительно безболезненный способ написания развернутого синопсиса, который так ненавидят все писатели.

ШАГ ДЕСЯТЫЙ

На этом этапе садитесь и начинайте набивать черновик. Вы удивитесь, насколько быстро вы будете писать. Мне доводилось встречать авторов, которые таким образом втрое увеличивали скорость написания романа, и в то же время их черновики выглядели так, будто они уже прошли предварительную редактуру. Я неоднократно слышал жалобы писателей по поводу трудностей написания первого черновика. Все они, без исключения, сидят и думают: Я не знаю, о чем писать дальше! Жизнь слишком коротка, чтобы писать таким образом! Нет никакой причины тратить на первый черновик 500 часов рабочего времени, если вы можете сделать его за 150 часов. Вот собственно и все. Метод снежинки помогает в работе мне и некоторым моим друзьям, которые тоже решили испробовать его. Надеюсь, он вам пригодится. Если этот метод поможет вам, я буду рад получить от вас весточку.

Пушкин бы писал в фейсбук каждый день

Оригинал взят у radulova в Пушкин бы писал в фейсбук каждый день
"Пушкин бы писал в фейсбук каждый день, помногу и к радости тысяч подписчиков. Постил бы селфи с вечеринок, поздравлял друзей публично с днем рождения, с удовольствием ввязывался в срачи и сам их бы инициировал. И остался бы жив.

Толстой бы молчал по полгода, а потом разражался простыней на километр, вызывающей шквал перепостов типа "Я просто оставлю это здесь" или "Мгогабукф, но стоит прочитать всем!!!"

Лермонтов бы написал пару постов о том, как все плохо, а потом, прочитав комментарии, удалился с фейсбука насовсем.

Достоевский приглашал бы всех поиграть в "Веселую ферму", а ночью, проигравшись, писал бы колонки на Сноб (чем бы несказанно веселил Пушкина, который жив).

Тургенев бы регулярно публиковал объявления "МАКСИМАЛЬНЫЙ РЕПОСТ!!! ПОМОГИТЕ! Варвары хотят утопить щенков!!!" и сочинял психологические статьи об отношениях внутри поколений.

Чехов бы писал в неделю по паре строк, которые бы моментально попадали в списки афоризмов - в рубрику "Крылатые фразы великой Коко Шанель". Он бы морщился, но терпел.

Есенин бы писал ночью и пьяным, а утром с удивлением перечитывал.

Маяковский бы попробовал вести Твиттер, но ему бы не хватило места.

Горький бы писал о нелегкой судьбе русского народа с геолокацией "отправлено с о.Капри, Италия"

Аксаков и Хомяков бы патриотично сидели Вконтакте.

И только Пришвин бы спокойно постил котиков и фотки голубого неба и зеленых листиков с комментарием "А у нас весна!"

Евгения Батурина

--
От себя добавлю:

Цветаева отмечала бы гиперссылкой @экс-любовников: "Мой милый, что тебе я сделала?" Ахматова с усмешкой комментировала бы это у себя на страничке: "В сравнении с ней я телка".

Булгаков каждый день жаловался бы на соседей-топтунов Михалковых: "У них там наверху опять бал! А у нас лампочки гаснут", советовался бы с френдами насчет берушей и ипотеки и раз в неделю выдавал бы сообщение: "Условимся раз и навсегда: жилище есть основной камень жизни человеческой. Примем за аксиому: без жилища человек существовать не может. Теперь в дополнение к этому, сообщаю всем, проживающим в Берлине, Париже, Лондоне и прочих местах - квартир в Москве нету. Как же там живут? А вот так-с и живут. Без квартир". Жена его, Елена Булгакова, делала бы перепост этого текста со своим комментарием: "Для М. А. квартира — магическое слово. Ничему на свете не завидует — квартире хорошей! Это какой-то пунктик у него".

Гоголь в Фейсбуке поддержал бы Малороссию и назвал бы себя "русским писателем" - за что огреб бы сразу от всех: "Я от вас отфренживаюсь, Николай Васильевич!". Штаб Інформаційних військ України внёс бы Гоголя в позорный список "Мертвые души". (Вместе с Пушкиным, который во время путешествия по бессарабской части Одесской области так воодушевился бы, что закинул с мобильника пост: "Сия пустынная страна священна для души поэта, она Державиным воспета и славой русскою полна"...)

Как становятся верующими

Оригинал взят у oktanco в Как становятся верующими

Александр Усик

824301

"В детстве я был маленьким и дерзким паразитом, который бегал по подворотням, кидался банками и издевался над такими же хулиганами, каким был сам. Я воровал у бабушек семечки. На меня жаловались все соседи. Как-то раз во дворе мы с мальчишками разожгли костер и прыгали через него.

Один мальчик перед тем как прыгать, всегда крестился. Я смеялся над ним. "Ну, где твой бог, покажи-ка мне его!" - требовал я. "Не веришь, значит? – посмотрел на меня тот мальчишка. - Тогда подними голову вверх, скажи, что не веришь в Бога и прыгни через костер". Я устроил из этого целый спектакль. А потом разбежался и… упал в костер.

Случившееся глубоко поразило меня. Но от Бога я тогда находился все еще очень далеко. Когда поверил по-настоящему? Во втором классе я заболел двухсторонним воспалением легких с какими-то неприятными осложнениями. В больницу, где от меня не отходили врачи, пришел батюшка и раздал всем молитвенники. Я от нечего делать, сам не знаю почему, выучил "Отче наш" - первое, что попалось мне в этой книге.

"Если будешь молиться, ты обязательно выздоровеешь", - сказал батюшка на прощание. Я молился. И выздоровел. И поверил. С тех пор Бог идет со мной рядом по жизни, помогает мне, если трудно. А когда я не могу идти, он несет меня на руках…", - поделился Александр в интервью "Спорт-Экспресс"

Что то мне подсказывает что это типичная причина уверования: болезнь - предложили молится - молишся - "внезапно" выздоровел -  уверовал.