Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

сам не знаю

【こずえ】W(ダブルユー)恋のバカンス踊ってみた【miho**】


Это видео встречает читателей в моем журнале. Личные записи размещаются в основном под меткой "ИЗ ЛИЧНЫХ АРХИВОВ". Но в остальном тоже много интересной информации "Учебное" - это метка для писателей полезна будет. Добро пожаловать: "ЖИЗНЬ страшно ИНТЕРЕСНАЯ"!

Мои твиты

Collapse )

Мои твиты

Collapse )

Мои твиты

  • Вт, 17:20: История «ликвидатора нэпа». «Моему поколению опасность спутать даты не грозит» - начинал свой рассказ Иван Иваныч (окрестим его нейтрально). «Я жил тогда в небольшом нашем городке на берегу Волги. Город в то время только-только приобретал статус, звание города, - а так, бывшее се
  • Вт, 17:32: RT @literabook: В конце концов, упущенного не воротишь. Нельзя же всю жизнь думать только о том, что могло бы быть. Кадзуо Исигуро "Остат…
  • Вт, 17:56: Из сети - "Марево" https://t.co/tvbzuutQk0
  • Вт, 18:02: Жизнь не по учебнику https://t.co/kPCqOSFBSU
  • Вт, 18:05: RT @literabook: Вообще мне кажется, что слишком сильные эмоции что-то пережигают в человеке. Если любил слишком сильно, то больше любить не…
  • Ср, 08:35: Ручная работа из лент. Из сети. https://t.co/IYMHInh60J
  • Ср, 08:59: Чужие мемуары https://t.co/bkoaiJIVn2

Жизнь не по учебнику

История «ликвидатора нэпа».

«Моему поколению опасность спутать даты не грозит» - начинал свой рассказ Иван Иваныч (окрестим его нейтрально).
«Я жил тогда в небольшом нашем городке на берегу Волги. Город в то время только-только приобретал статус, звание города, - а так, бывшее село (Лопатино) превратилось в город из-за заводов построенных и возрождённых после разрухи 1917-18 годов именно нэпманами. Они же, буржуи, как говорили нам, комсомольцам, смеясь:
«А ваш-то Ленин у буржуазии помощи запросил. Как же так? Ленин у буржуазии в долгу, а вы её хотите ликвидировать!».
Комсомольцы, вот я, например, отвечали: «Временное отступление». – «Как Кутузов после Бородина Москву отдал?!» - тряслись от смеха буржуи.
https://proza.ru/2019/01/22/939

Мужчина тоже плачет - первая дружба с девочкой

Мужчина тоже плачет
Часть 1.
Серёжка держался крепко, чтобы не свалиться, и подпрыгивал как крышка кипящего чайника. От быстрой езды его рубаха пузырём вздувалась на спине. Он чувствовал себя в высшей степени счастливым человеком до слёз, которые выкатывались и растекались к ушам. Ему было 8 лет, когда купили велосипед. И он катился с горы (не очень крутой, но долгой), и встречный ветер развевал его вихрастые волосы. Collapse )
У Лены с сёстрами свои были планы на лето в деревне – они работали в колхозе, и я – городской, для них стал чуточку чужим, дружба наша была совсем другой. А потом они уехали и в деревне я страдал от одиночества. С ребятами, бывшими одноклассниками по начальной школе я был, конечно, знаком, но дружбы ни с кем уже не заводил. Так только, - изредка брали меня с собой деревенские ребята, как «экзотику», как городского туриста.
В одиночестве деревенском я нашел-таки себе занятие – ходил на рыбалку с удочкой. И это на всю жизнь стало моим пристрастием – я стал заправским рыболовом-любителем!

Первоклашки продавали скелеты

Продолжение про собаку, - скелеты.
Каждую зиму, когда выпадает большим слоем снег и дети катаются с горок, я заболеваю. Такой я «болезненный тип».
Опять выпал снег, а я по-прежнему болею. Врачи говорят – ангина. Но я-то знаю в чём дело. Я с самого начала всех болезней это знал, но мне не верят. Ну, что поделать, придётся мне болеть всю жизнь. Из школы, из медпункта, где мне смерили температуру – меня отправили домой.
Мама, как только меня увидела, даже за голову схватилась в ужасе:
- Опоздал, да?! Тебя не пустили, да?! Так тебе и надо! Теперь я из-за тебя на работу опоздаю! Да что с тобой? –
- Я заболел. –
- А ну-ка дай лоб! – Она потрогала мой лоб. - Да, - говорит, тридцать восемь, не меньше! Что же ты раньше-то молчал! –
- Я только в школе заболел, а пока шел – не болел. – Я заболел потому, что у меня нет собаки. –
--------------------
Мама протянула мне толстую книгу с полки, чтобы я читал: это был том Льва Толстого: «Детство, отрочество, юность». Я уже читал, начал читать про детство его и мне было интересно, - жил он совсем по-другому. Но скоро чтение наскучило, и я пошёл к окну смотреть во двор.
Во дворе гулял сосед – Вовка. Он был меня старше, и он был первый, с кем мы познакомились тогда, может он станет моим другом, - именно ему я рассказал, что мечтаю о собаке и что собака стоит больших денег – 30 рублей. Я открыл окно и позвал его зайти.
Скоро мы с Вовкой уже обсуждали, как можно купить собаку. Вовка знал больше меня, он был пятиклассник и учился во вторую смену, после обеда. В школе Вовка был самым умным, как он говорил, - его даже учителя боялись, - по его же словам, - потому что он вопросы задавал.
- И так, - прошёлся Вовка по комнате. – А что, если, - и он остановился возле моей кровати, в которой велела лежать мне Мама. – А что, если нам продать свои скелеты? – сказал Вовка, пристально глядя на меня.
- Можно и продать, только почём? – выдержал я Вовкин взгляд спокойно.
- Ну, не меньше, чем тридцать рублей, а может даже и больше! –
- А где их покупают эти скелеты? –
- В медицинском институте, сказал Вовка. – Там студенты. Знаешь, как им нужны скелеты? Три десятиклассника уже сдали, - придумал на ходу Вовка.
- А как это делается? –
- Очень просто, - сказал Вовка. – Подписываешь завещание, что в случае твоей смерти скелет будет принадлежать институту. Не родственникам, а государству. – И для науки полезно. Может быть твой скелет поставят потом в нашей школе на уроке по биологии. Это же лучше, чем в земле он будет лежать для археологов. –
- Конечно, лучше, - согласился я. – почему люди не продают свои скелеты? –
— Это из-за предрассудков, - сказал Вовка, ты ходить-то можешь? –
И вскоре мы ехали на автобусе на другой конец города, истратив деньги «на обед в школе», которые Мама ещё не забрала.
В институте всё было белым, и стены и шторы на окнах. И все люди ходили в белых халатах. Мы пошли по белому коридору, который несколько раз поворачивал и привёл нас на то же самое место – к доске объявлений.
- Надо у кого-нибудь спросить, - И пошёл Вовка прямо на бежавшего мимо дядьку. Я за ним, как «хвост». Дядька остановился.
- Чего вам? – спросил он.
- Где здесь сдают скелеты? – спросил Вовка.
Дядька открыл рот. Он, наверное, что-то хотел сказать, но забыл что, и поэтому так и остался с открытым ртом стоять некоторое время.
- И где эти ваши скелеты? – наконец спросил он.
- Скелеты это мы, - сказал Вовка.
- Вы? – сказал дядька. – Не слишком ли вы молодые и здоровые для скелетов. –
- Ну, что Вы, - сказал Вовка, - это только кажется, а здоровья у нас никакого.
– У меня ангины постоянные, и температура 38. – поддакнул я.
Дядька внимательно посмотрел на меня.
- Да, вид неважный, - сказал он. Пожалуй подойдешь. –
- А я, а я? – забеспокоился Вовка. – У меня тоже было воспаление легких. –
- Тебя ещё надо проверять, сказал дядька.
И он привёл нас в небольшую белую комнату. Почти вся комната была заставлена скелетами. Были они жёлтые и костлявые, выглядели неважно, будто старые. На столе вдоль стены лежали недорезанные лягушки, стояли колбы с чем-то внутри.
Дядька посадил нас за стол, сам сел напротив.
- Так вы хотите сдать институту свои скелеты? – спросил он.
- Завещать науке, - поправил умный Вовка.
- Нет, - сказал я, - мне нужна собака.
- Вот ещё и собака… - сказал дядька. – Ты хочешь поменять свой скелет на собаку? –
- Нет, - стал я объяснять, - я хочу продать свой скелет и купить щенка.
- Ага, - обрадованно сказал дядька, догадавшись до всей нашей затеи. – Теперь всё ясно. Что может быть проще: продать свой скелет и купить щенка. Замечательная идея. Науке щенки тоже бывают нужны, знаете ли. –
- Скелеты, - поправил Вовка.
- Правильно, скелеты, - поправился дядька. – Замечательное пошло поколение, само предлагает свои скелеты. Только что скажут ваши дети? Может быть, они не согласятся отдать нам ваши скелеты? –
- Так, так, - сказал дядька. – Ну что ж, с чего же начнём? –
- Надо написать завещания, - сказал умный Вовка, подсказывая.
- Завещания? Ну, конечно же, начать надо с завещания – он дал нам ручки и бумагу.
««Завещание»», —написал Вовка, и немного задумался.
«Я, Владимир Поляков, проживающий…, после своей смерти завещаю свой скелет науке».
Вовка подписался. Я заглянул в его листок и всё переписал также.
- Ну теперь всё в порядке, - сказал дядька, разглядывая наши завещания. – Давайте разрешения – и можете идти сдавать.
- Какие разрешения? – удивились мы.
- Как какие? Разрешения от родителей. –
- Мы ведь умрём позже них, - я первый возразил.
- Кто знает, - сказал нам дядька. – Сами говорите: здоровья никакого. Нет, без разрешения дело не пойдёт. Получите разрешения – приходите. –
Когда мы вышли, Вовка сразу очень помрачнел.
- Сорвалось всё, - говорил он. – Такое дело сорвалось… -
- Чтобы из-за какого-то разрешения? – удивился я.
Но Вовка был мрачен.
- Продолжай дело один, - сказал он, - а мне такого разрешения не достать. Ты не знаешь моего папы, - он такой строгий… -
- А ты познакомь меня с ним, - сказал я.
Вовка странно как-то посмотрел на меня и сказал – Пошли. –
Мы пришли к Вовке домой. Он провёл меня по абсолютно тёмному коридору, сказал «жди тут» и постучал, наверное, в дверь в конце коридора. За дверью что-то прогрохотало, Вовка открыл дверь, и я увидел огромную спину, которая склонена была над столом.
- Кому чего надо? – прорычал голос Вовкиного папы.
- Это я, - сказал Вовка.
- А, это вы, грохнул голос из-за спины. – Вы взяли мою готовальню снова? –
- Я хочу сдать свой скелет науке в институт, - сказал Вовка.
Спина крякнула и голос прозвучал со смешком:
- Скелет ваш – делайте что хотите, - сказала спина.
- Но мне нужно ваше разрешение. –
Спина молчала.
- Мне нужно разрешение, – снова спросил Вовка.
- Отдайте мою готовальню – крикнул грубый голос из-за спины, - и не приставайте с пустяками-шуточками. –
Вовка попятился и закрыл дверь.
- С моим батей лучше не связываться, - вздохнул он.

У меня дело обстояло не лучше. Как только моя Мама услышала насчёт скелета, она сразу же бросилась к телефону вызывать с работы папу. Я кинулся её остановить. Я ей объяснял, что теперь все сдают свои скелеты, что это сейчас – как сдать кровь донору, что для науки это нужно. Но она ничего не слушала и еле уговорилась папу не тревожить. При этом она чуть не плакала и принимала всякие капли из аптечки на кухне.
PS.
Мы с Вовкой всё-таки решились, и через два дня опять сидели в кабинете этого дядьки и объясняли ему, как нам нужен щенок. Объясняли мы долго и наконец, как нам казалось, объяснили.
- Хорошо, - сказал он. – Можно и без разрешения. Но тогда слушайте и хорошенько обдумайте, что я вам скажу. –
И он сказал нам, что наши скелеты действительно могут понадобиться, и мы должны как следует подумать, сможем ли мы пожертвовать их в любое время.
- Конечно, - сказали мы, - в любое время.
Дядька внимательно на нас посмотрел.
- А не кажется ли вам, - сказал он, - что вы бессмертные? –
- Нет, не кажется, - успокоили мы его.
Дядька взял в руки наши завещания, повертел их в руках.
- А я могу вам дать, для вашего живого уголка хороших наших животных: белых мышек, или крысок! Пойдёмте и посмотрите.
И мы оделись и вышли на улицу, чтобы пройти в соседний корпус, где была лаборатория. Там, в большом помещении стояли клетки, а в клетках красивые, белые-белые мышки, такие же ослепительно белые крысы с красными мордочками и красными же безволосыми хвостиками.
Конечно же мы взяли пару мышей: папу и маму. Домой мы их не понесли, а принесли в школу, в кабинет биологии. Так появился в школе живой уголок в углу кабинета-класса биологии, по нашей инициативе. Потом прибавилась клетка с хомяком, кто-то принес пару морских свинок… Нас похвалили учителя.

Мои твиты

Collapse )